artfex
– Насмотрелся? Ладно… – Саша расслабленно присел на лавочку. – Сегодня у нас ознакомительное занятие. Теоретическое. Хватит уже трясти землю кедами, отдохни. Перво-наперво научись находиться рядом с винтовкой. Запомни – что бы ни было, ты находишься слева от нее. Понял? Когда стоишь, она у правой ноги, когда лежишь, она у правого бока. Никак иначе.
– А смысл? – удивился Японец.
– Никакого, – честно признался Саша. – Рационального смысла нет. Но это красота владения оружием, постоянное напоминание о том, что вы вместе, что ты вооружен, и в немалой степени самодисциплина. Каков бы ты ни был – напуган, ранен, ликуешь, грустишь, – но ты всегда слева от нее. Уловил? Как только увижу тебя от нее справа или повернешься к ней задницей, можешь считать занятия законченными. Навсегда. Веришь?
– Ясно.
– Второе… Носить винтовку только за верхнюю рукоять. Потянешь за ствол, за приклад, за сошку – сразу уволен. Без разговоров. Третье… Никогда не ронять затвор. Если ты вытянешь затвор и вдруг рядом рванет бомба, ты все равно не имеешь права его выронить. Доступно?
– Да.
– Затвор – это сердце винтовки, так же как ортопедия приклада и ложа – ее душа. Без сердца она не сможет работать вообще, а без души не сможет работать… с душой. Это трудно пояснить, но схватишь позже. Дойдет. И еще я хочу, чтоб ты понял…
– Что?
– Ты с ней теперь… одной крови. Взяв ее в руки, ты ей уподобился. Теперь какая-то, пусть небольшая, часть твоей жизни будет отдана ее предназначению. Иначе во всем этом просто нет никакого смысла. Ее создавали для вполне определенной цели, улавливаешь? Без тебя она ее не выполнит. Ты ей должен, понял? Должен выполнять ее предназначение, иначе зачем брал в руки? Теперь ты такой же Охотник, как и она, такой же, как и она, Убийца. Это пистолет создан для обороны, в этом его наивысшее предназначение – защищать хозяина. Но снайперская винтовка тебя не защитит. Вообще никого не защитит. Это оружие нападения. Только так. Она создана для убийства и только для убийства. Для попадания в цель, для исполнения твоей воли на расстоянии. Из засады, исподтишка, со спины… Ты вникаешь, какая это ответственность? Ты понимаешь, насколько близко будешь подходить к грани Зла? Фактически ты сам станешь Злом, и я хочу, чтоб ты это понял. Ты станешь той частью Зла, которая необходима для торжества Добра.
Саша умолк и выдержал короткую паузу.
– Можешь еще отнести винтовку в сарай, – глянул он другу в глаза.
– Нет… – упрямо мотнул головой Японец.
– Тогда слушай главное. Если снайпер не ошибается, хорошо маскируется и не блестит прицелом, то в бою он почти что бог. Это только на ближних дистанциях стрелок уподобляется хищнику, зверю, агрессору… А с расстояния в два километра он разит, оставаясь невидимым и недостижимым. У него есть только один враг – такой же бог, как и он. Другой снайпер. Ты должен помнить, что вас всегда двое – ты и он. Даже если он в тысячах километров от тебя, ты должен знать, что он существует. Иначе ошибешься. Ты можешь никогда в жизни не встретиться с ним на поле боя, но он есть. И если вы все же встретитесь, то отказаться от поединка ты не сможешь. Если откажешься – ты труп. Потому что, отказавшись, перестанешь быть богом, а он останется. Поймает тебя в прицел и прикончит. Если вы встретитесь, то между вами может быть только один вид человеческих взаимоотношений – дуэль. Один на один. Прицел в прицел. Ты его смерть, а он твоя. Кто-то успеет первым, у кого-то окажутся крепче нервы или более плавный палец. Тот и останется богом.
(с) оттуда же.

@темы: Цитаты