22:58 

artfex
Все позадирали головы. Черные клубы повергли толпу в еще больший ужас. Люди метались, потеряв рассудок; Лина, по-прежнему неподвижно стоящая на крыльце, деревянно сказала:
– Хутор горит… Звери.
– Молиться надо, – хватал всех за руки сапожник, здоровенный верзила. – Вместе помолимся…
– Тихо! – закричал вдруг Регалар. – Замолчите все! И уймите глупых баб. С нами волшебник, он защитит нас!
Все посмотрели на Руала.
Руал стоял под крыльцом, прижавшись к стене лопатками. Одна-единственная мысль заслонила от него свет: ушел бы утром – был бы спасен.
На секунду стало очень тихо. Потом зашелестели голоса:
– Волшебник…
– Великий маг…
– …спасти нас…
– Волшебник…
И толпа, секунду назад охваченная паникой, вдруг вздохнула единым вздохом облегчения. Надежда завладела людьми так же внезапно, как до того ужас.
Руал обвел взглядом обращенные к нему лица. В глазах у него стояло выражение, какое бывает при сильной боли.
– Вы защитите нас, господин Руал? – ломким голосом спросила бледная Лина.
Ильмарранен пошевелил пересохшими губами.
– Я, – сказал он чужим голосом. – Я…
И на глазах у всей деревни лицо его внезапно и страшно изменилось, будто обуглившись. Люди отпрянули.
– Конечно, – бесцветным голосом сказал Ильмарранен.
И двинулся сквозь толпу. Взгляд его не отрывался от черных клубов дыма, зависших над полем.
.....................
…Разбойники не спешили. Растянувшись цепью, они ехали проселочной дорогой – десятка два плотных сытых головорезов. Хутор они сожгли походя – основная работа впереди.
Поселок будто вымер – это их не удивило. Удивительным было то, что по той же дороге навстречу им шагал человек.
Они могли бы проскакать мимо него. Они могли бы проскакать и по нему. Могли зарубить на ходу, не сходя с седла.
Шумела едва заколосившаяся пшеница. Черный дым клубами пятнал солнечный день. Человек шел. Он тоже не спешил.
Атаман, ехавший впереди, посмотрел на него из-под ладони. Не привыкший задавать себе вопросы, он почему-то смутился: очень уж дико выглядел безоружный пешеход, спокойно идущий навстречу вооруженному отряду. Разбойник придержал коня.
– Чего это, а? – спросил его подручный, который ехал чуть позади.
Атаман – хлипкий с виду, но осиного нрава молодчик – хмыкнул. Расстояние между всадниками и одиночкой сокращалось стремительно.
Копыта лошадей поднимали белые облачка пыли. Человек не менял ритма шагов, будто его толкала мощная невиданная сила. Он приблизился настолько, что ясно можно было разглядеть его лицо.
Атаман свирепо сощурился и потянул из ножен саблю. Идущий на него смотрел ему прямо в глаза.
Разбойником овладело смутное беспокойство. У идущего было пугающее, застывшее лицо и тяжелый сверлящий взгляд.
– Чего это, а? – спросил подручный, но уже испуганно.
Всадники остановились, сбившись в кучу. Человек шел, пока до кавалькады не осталось всего несколько метров.
Тогда остановился и он. Лицо его казалось грязно-серой маской, но глаза горели такой несокрушимой силой, таким бешеным напором, что разбойники пришли в замешательство.
– Чего тебе надо, негодяй? – крикнул атаман.
– Прочь, – холодно бросил человек. И добавил несколько странных, гортанного произношения слов, зловещих своей непонятностью: – Заккуррак… Кхари! Акхорой!
Испуганно заржали кони.
– Колдун! – ахнул кто-то.
– Молчать! – рявкнул атаман. Но за его спиной уже не умолкал шепот: «Колдун… Волшебник…»
– Считаю до трех, – так же холодно сказал незнакомец. – Даю вам время убраться! Раз!
Смятение возросло. Атаман свирепо оглянулся, едва сдерживая лошадь.
– Два, – спокойно отсчитывал незнакомец.
Атаман не верил, что безоружный человек может вступить с ним в единоборство. Явного оружия у пришельца не было – значит, было тайное. Иначе откуда эта холодная сила?
– Два с половиной, – объявил странный человек.
Смятение переросло в панику. Разбойникам казалось, что в глазах незнакомца зловеще пляшет пламя.
– Три! – прозвучало, как удар хлыста. И пламя это вспыхнуло у страшного человека на ладони. Он выхватил из кармана яркую, как солнце, шаровую молнию и угрожающе вскинул над головой.
И атаман отступил. Он любил легкую добычу и боялся колдовства; вбросив саблю в ножны, он повернул лошадь и поспешил прочь. За ним ринулись остальные.
Человек на дороге смотрел им вслед. Глаза его погасли, лицо заливал пот. Из поселка бежали люди; ветер доносил их восторженные крики.
Руал Ильмарранен посмотрел, не мигая, на солнце и опустился на дорогу. Выпал из мокрой руки стеклянный шарик – подарок мальчика Финди.
Выпал и утонул в пыли.
....................
Надвигается широкая грудь вороной атамановой лошади, закрывает небо… Огромное копыто едва не наступает на короткую полуденную тень безоружного, беспомощного человека… Лучше околеть, чем прилюдно признаться в своей беспомощности. Я маг и сдохну магом.
Руал замедлил шаг и вытащил из кармана стеклянный шарик. Покатал на ладони, сощурился на играющие в нем солнечные блики. Нет, полное сумасшествие. Банда головорезов шарахнулась от отчаянной наглости и детской игрушки.
Ильмарранен спрятал шарик и сейчас только заметил, что идет по лесу, идет, по-видимому, не первый час, потому что лес стоит густой, нетронутый. Столбы солнечного света пронизывали его насквозь, и глубоко внутри Руала вдруг вспыхнула безумная надежда на чудо. Не может быть, чтобы случившееся вчера было глупостью и случайностью. Не может быть.
И со всей силой этой надежды Ильмарранен призвал к себе былое могущество.
.......................
Маррану нравилось посещать звездочета в его башне, ему был симпатичен старик со всеми своими книгами, подзорной трубой и цветком в кадке. Звездочет же блаженствовал, принимая Руала, и почитал его визиты за большую честь.
– Скажите, Ильмарранен, – спросил он однажды, смущаясь, – когда вы впервые осознали себя магом?
Марран задумался.
В его жизни не было момента, когда он впервые ощутил бы свой дар. Был день, когда Руал-ребенок понял, что другие этого дара лишены.
Ему было лет шесть; холодной дождливой весной тяжело груженная телега застряла в размытой глине. Хозяин телеги, угольщик, немолодой уже человек, надрывался вместе со своей тощей лошадью, тщетно пытаясь освободить колеса из цепкой жижи.
– Что ты делаешь? – удивленно спросил его маленький Руал.
Тот хмуро взглянул на глупого мальчишку и ничего не ответил.
Руал обошел телегу кругом, остановился перед лошадью – та беспокойно на него косилась – и, встав на цыпочки, дотянулся до повода:
– Ну, пошли…
Лошадь двинулась вперед и сразу, без усилия вытянула телегу на твердую дорогу.
Марран на всю жизнь запомнил взгляд, которым наградил его угольщик.
Старик-звездочет просто не в состоянии был этого понять.
Марина и Сергей Дяченко - Привратник

@темы: Цитаты, Вырывая из контекста

URL
Комментарии
2016-07-25 в 15:15 

WeirdD
Я уснула на поле битвы, В самом центре кровавой бойни, Среди раненных и убитых, Полежать хотелось спокойно.
Руала били все.
Сначала его исступлённо хлестали кнутом, потом кухарка в слезах колотила его по спине палкой:
— На! Получи! Ясновидец поганый, змея подколодная!
Потом хозяин тыкал его в живот сапогами:
— Вот тебе, приблуда! Вот тебе, пёс!
Потом работники, все вместе, навалились и били, молотили, таскали за волосы, плевали в лицо, пока Руал не потерял сознания.
Полуживого, его выбросили в канаву, полную ледяной воды, которая и привела его в чувство. Очнувшись, он слышал голоса:
— Не сдох он, что ли?
— Да вроде сдох… Ясновидец…
— А ты притопи его на всякий случай…
— Охота руки марать…

2016-07-25 в 17:43 

artfex
И что это было? *заинтересованно*

URL
2016-07-25 в 19:39 

WeirdD
Я уснула на поле битвы, В самом центре кровавой бойни, Среди раненных и убитых, Полежать хотелось спокойно.
Фонтан от книги, надо застирать) только меня как-то расстроило окончание.. Все слишком обыденно закончилось.

2016-07-25 в 22:14 

artfex
фонтан? *удивленно непонимающе*

URL
2016-07-25 в 23:29 

WeirdD
Я уснула на поле битвы, В самом центре кровавой бойни, Среди раненных и убитых, Полежать хотелось спокойно.
Эх, а мне говорили, что у всех так..

2016-07-26 в 09:02 

artfex
Я просто не могу выбрать.
То ли это фонтан "удовольствия".
То ли это... диарея. :shy:

URL
2016-07-26 в 10:13 

WeirdD
Я уснула на поле битвы, В самом центре кровавой бойни, Среди раненных и убитых, Полежать хотелось спокойно.
Удовольствия. Легко читалось, было интересно.

     

ad infinitum

главная